Отчет о паломнической поездке прихода

Паломническая поезда прихожан нашего храма под руководством протоиерея Игоря в Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь и в Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь

Миновала зима, весна впереди …
Там небесный конвой
в зоне темных аллей
залил все синевой
кроме двух снегирей.
И. Бродский

 

9 марта 2018 г. После хоть и короткой, но все же рабочей недели так хотелось отдохнуть всеми чувствами от суеты и упирающегося в городской пейзаж взгляда.

За окном автобуса лежал белый снег. Он искрился на солнце: так просто и так красиво. Иногда он был похож на пломбир или на крем-брюле, а иногда на сверкающую тонкую парчу. Мелькали веселые ели, величавые сосны и простенькие деревья, которые в россыпи серебра смотрелись празднично-элегантно. Такое классическое сочетание серебра с черным цветом. А поднимешь взгляд выше – небо голубого сафьяна с изящным ришелье облаков.

Закрываешь глаза, хочешь все это запомнить именно так, хотя бы на несколько следующих дней. Сердечно благодаришь и молишься. Приходят на ум строки 150 псалма: «Всякое дыхание да хвалит Господа.» Дремлешь, иногда отрывая глаза, чтобы не пропустить тот момент, когда будут гореть купола, когда появятся очертания периметра монастыря. «Преподобный отче Иосифе, моли Бога о нас!» – повторяет внутренний голос. И ты чувствуешь ответ.

Вдали, за белым полем, за пролеском, где-то там у горизонта и выше появляются очертания сторожевых башен, потом мелькают золотом купола, потом опять все теряешь из виду, ели, деревья, снег, и уже окончательно просыпаешь от автобусной дремоты и ждешь встречи. 

Вид на Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь.

 

Преподобный Иосиф встречает нас. Мы проходим под надвратной Петропаловской церковью, где внутри читается неусыпаемый псалтырь, а снаружи она украшена архитектурными элементами – «кокошниками», характерными для храмов 17 века. Для человека, не очень хорошо разбирающегося в архитектуре, эти элементы похожи на украшение праздничного торта, такие воздушные меренги в разрезе.

Петропаловская надвратная церковь.

Когда заходишь внутрь, то попадёшь в другой мир. Даже воздух меняется, становится монастырским. Там за воротами – другая жизнь. А здесь все иное. Даже коты.

Успенский собор. В 15 веке он был украшен иконами Дионисия и Андрея Рублева. Сегодня мы может только догадываться о былом величестве и духовной красоте, выраженной в цвете и формах великих иконописцев.

Успенский собор

 

Снаружи храм украшен фризом из изразцов 17 века с изображением павлиньего ока, который сразу привлекает свое вниманием на контрасте с белоснежными стенами. Почти все изразцы, по словам экскурсовода, удалось сохранить.

Вид на Успенский собор с одной из сторожевых башен

Кратко знакомимся с историей монастыря. Перед глазами проходят мастера и простые крестьяне, выполняющие замысел инженерной мысли того времени, преподобный Иосиф, строгий устав, смутное время, войны, лихой период нашего времени, новое время…

Запомнился рассказ экскурсовода о колокольне, которую необходимо было взорвать во время Великой Отечественной войны, чтобы враг не смог воспользоваться этим сооружением в своих целях, поскольку, по словам экскурсовода, с высоты колокольни можно было увидеть Москву. Человек, которому было поручено выполнить приказ, был верующим, он сначала пытался взорвать только лестницу, но, к сожалению, закон военного времени решил за него. Сегодня колокольня разрушена, но есть планы по ее восстановлению, а также и проблемы, т.к. монастырь находится на болотистой почве.

Вместе с нашим отцом Игорем молимся у мощей преподобного Иосифа Волоцкого. Батюшка прикладывается к мощам, потом мы. Тишина. Преподобный отче, Иосифе, моли Бога о нас! Рядом с мощами – вериги преподобного. 18 кг железа. Всю жизнь. При чем он носил их так, чтобы никто не знал. И это только один подвиг. 

Думаешь, у нас за плечами половина Великого Поста. Следующая мысль: Господи, помилуй!

Подкрепив наши силы в трапезной, мы идем в музей Библии. Начало музею положил митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. Сегодня, когда мы можем свободно видеть, читать и восхищаться разными изданиями Книги всех книг, нам трудно полностью понять, как опасно было собирать эти издания при жизни митрополита, когда за это можно было получить тюремный срок.

От Остромирова Евангелия до издания с работами Сальвадора Дали. Старинные переплеты, рукопись времен преподобного Иосифа, с исправлениями каллиграфов, которые придают ей такую реальность и человечность под стеклом музея. Прокручиваешь в голове историю: как изменяются стили, шрифты, алфавит, гравюры, и остается неизменным и вечным Слово.

Дюрер. Гравюра.

Оригинальные издания с гравюрами Дюрера и Доре. Каждый художник творит по-своему. Дюрер детален и техничен, Доре – классик, который всегда трогает сердце. Привлекают внимание живые лица Апостолов на рисунках Эди Леграна.

Эди Легран. Иллюстрации к Новому Завету.

Оживают страницы Священного Писания. Вглядываешься, пытаешься понять их эмоцию, соотнести со своей, разгадать ... В этот самый момент происходит маленькое чудо: ты пересекаешься с задумкой художника и «разгадываешь» ее, и она или совпадает с твоей, или какая-то неоформленная тобою в слово мысль или образ в твоей голове вдруг с помощью руки художника-творца обретают форму. Возникает желание остаться в зале, полистать эти книги, но, во-первых, нельзя, а во-вторых, нам пора ехать дальше.

 

Новый Иерусалим.

На Истре Воскресенск в России знаменит,
И новым свет его Иерусалимом чтит,
Зря в нем подобие того святого храма,
В котором Божий Сын, спасая род Адама,
Торжественно воскрес от гроба, яко Бог,
И к земнородным тем явил щедрот залог,
Которыя в себе всяк верный ощущает.
Читатель, посетя святыя здесь места,

 Почтим любовию тем самого Христа!
Г.Р. Державин

 

Новый Иерусалим.

 

Как раз осенью прошлого года наши прихожане под духовным руководством отца Игоря побывали на Святой Земле, в том числе в Храме Гроба Господня в Иерусалиме.

 

А в 17 веке Патриарх Никон хотел воссоздать комплекс Святых мест Палестины в Подмосковье, поскольку в то время очень небольшое количество людей могло позволить себе паломничество в Израиль, и само путешествие было достаточно опасным, поэтому Храм Воскресения в Подмосковье должен был стать «образом» Храма в Иерусалиме.

 

Новый Иерусалим.

 

Отрывок из второго издания 1898 г. книги «Новый Иерусалим»: «Велико в нашем народе стремление узреть святые места Страстей и Воскресения Христовых и поклониться им, но места эти находятся в дальней стране, за морями. И отправляются богомольцы наши в Новый Иерусалим … Тронутые до глубины души хотя не полным, но все же большим сходством Нового Иерусалима со Старым Иерусалимом, богомольцы умиляются торжественностью службы и мысленно переносятся к настоящим местам Страстей Господних. И далеко во все концы России разносится память о Новом Иерусалиме, который как бы приблизил к нам Священные места Страданий, Смерти и Воскресения нашего Искупителя.»

Текст: Никольская Елена
Фотографии: Опарина Светлана и Егорова Мария