5-ая неделя Великого Поста, день памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся

20 марта 2018 г.

Сегодня пекут жаворонков.

В 50 годы, когда деревья были большими, а моя мама маленькой, они с бабушкой дома тоже пекли жаворонков. Мама вставляла птичкам глазки из изюма, а вот узелки из теста «завязывать», чтобы получился настоящий жаворонок, ей еще не доверяли.

Поглядываю на жаворонков, которых испекли, а вернее сотворили наши любимые кулинары Ольга Литвиненко и Валентина Бабаева. И мысленно кланяюсь им за это. Их птички сами просятся в рот, очень аппетитные. Такое утешение нам сегодня!

Телесное утешение в виде прекрасных птичек из теста.
Авторы:
Ольга Литвиненко и Валентина Бабаева

 

Почему именно жаворонки? На этот вопрос отвечает А. Дельвиг:

Люблю я задумываться,
Внимая свирели,
Но слаще мне вслушиваться
В воздушные трели
Весеннего жаворонка! ...

Весною раскованная
Земля оживает,
И, им очарованная,
Сильнее пылает

Любовью живительною.
Как ловит растерзанная
Душа его звуки!
И, сладко утешенная,
На миг забыв муки,
На небо не жалуется!

И хотя о песнях жаворонка я знаю только благодаря нашим поэтам, писателям и интернету, и как типичный городской житель, видела я этих птиц только на картинке или выпеченных из теста, но именно сегодня земля и правда была для меня «раскованная весною». И пусть еще лежит снег и достаточно зябко, но идя в храм, душа и правда «ловит звуки» духовной весны.

Телесное утешение в виде прекрасных птичек из теста, душевные поэтические ноты Дельвига и весеннее настроение создают фон для главного события дня.

Сегодня день памяти 40 Севастийских мучеников. В честь них и пекут жаворонков, чья песня и полет напоминают нам о молитве и духовном взлете мучеников.

Севастийское озеро, где они пострадали, исчезло в результате природных явлений, и место, где оно находилось, сегодня принадлежит Турции, но мы каждый год вспоминаем об их мученическом подвиге.

Это были воины, которые знали о смерти не понаслышке.

Это было время, когда уже не должно было быть гонений на Христиан, ведь Константин Великий подписал «Миланский эдикт». Константин Великий и Лициний, на чьей территории находилась Севастия, разделили между собой Римскую Империю. Можно было открыто исповедовать свою веру, но вдруг все мгновенно изменилось. Историки до сих пор не могут точно ответить на вопрос, что повлияло на Лициния в тот момент?

Мученики же остались верны Христу до конца. Правда, один из них не выдержал и пал. Что стало причиной его падения? И что стало причиной того, что на его место буквально прыгнул стерегущий их воин?

Предположу, что это такая проповедь для нас: как в один миг можно все потерять, если не будешь до последнего верен, и как можно решиться на поступок, который изменит все твою жизнь. В подтверждение на Литургии мы слышим притчу о винограднике: «Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.» (от Матфея 20 глава, 1-16)

Главная часть Литургии Преждеосвященных даров - Таинство Евхаристии.

Ищу строки из «Лествицы» Преп. Иоанна Лествичника: «Впрочем знаем, что Бог часто и другим образом поступает; т. е. когда Он видит мужественные души, то с самого начала попускает на них брани, желая их скоро увенчать.» Подвиг мучеников – это такой «духовный лифт», можно подниматься по лестнице, а можно сразу быстро взлететь на последний этаж.

Но один из них упал. Размышляя на эту тему, позволю предположить, что он перестал видеть целостную картину, созданную Творцом и себя в ней, он перестал быть верным, достойным своего Творца, перестал быть подобным. Он сконцентрировал свое внимание на одном объекте, на бане, где тепло сейчас, где можно сию же минуту согреться. Он сделался безрассудным для вечности, но таким практичным и понятным для данной конкретной ситуации. И сердце его не выдержало.

Каждый год во время Великого поста мы читаем Книгу Бытия, открывая в ней новые грани и глубины. Наблюдаем за возрастанием патриархов: как Аврам, становится Авраамом, как Иаков становится Израилем, как Иосиф Прекрасный из любимого сына отца, в чем-то эгоцентричного, становится прообразом Христа.

Каждый год перед началом Великого Поста мы достаем свою весеннюю лестницу сорокадневного восхождения.

Каждый год мы делаем на ней свою отметку последней ступени.

Каждый год мы просим, чтобы и наши близкие тоже достали свою лестницу, и мы надеемся и верим, и молимся, чтобы нам с ними подниматься вместе, услышать голос Хозяина Дома и в последний час успеть войти в Его Виноградник.

Святые мученики, молите Бога о нас!

Текст: Никольская Елена
Фотографии: Петлинова Тамара и Гусева Надежда